Античность и евреи Дона

Евреи на Дону в античное время. Боспорское царство

Евреи в Донском крае появились, как и во всем Северном Причерноморье, тогда, когда начала формироваться заметная по численности еврейская диаспора. Как известно, значительная миграция евреев с территории Эрец-Исраель (Страны Израиля) в далекие страны началась только после их первых массовых изгнаний. Самое первое изгнание произошло в 722 г. до н. э. после завоевания царем Ассирии Саргоном II Израильского царства. Следующее изгнание - в 586 (587 ?) году, когда царь Вавилонии Навуходоносор II победил Иудейское царство и разрушил Храм в Иерусалиме. Потомки этих евреев остались в Аравии, Персии, Средней Азии и на Кавказе, а также попали Китай и Японию. Через Северную Африку их потомки мигрировали в Европу (Испанию, Францию, Германию, Польшу и Литву).

Через Вавилонию, Парфию и Кавказ, а также через Грецию и Италию (особенно через их колонии в Малой Азии) евреи проникли в Северное Причерноморье. Там с V-IV вв. до н.э. существовало на Крымском и Таманском полуостровах (города Пантикапей, Феодосия, Фанагория, Горгиппия и др.) могущественное эллинское Боспорское царство. В III в. до н.э. в низовьях Дона (близ теперешней станции Недвиговка) возник восточный форпост этого царства Танаис. Он стал одним из крупнейших эмпориев Северного Причерноморья, в котором происходил торговый обмен между греками, танаитами и местным «варварским» населением (скифами, сарматами, алланами, меотами и прочими).

Выдающийся еврейский историк С.М. Дубнов, характеризуя историю Азова, констатировал: «есть все основания думать, что во все эти исторические эпохи евреи жили в А. (зове) в большем или меньшем числе, ибо еврейские колонии в Крыму и на Черноморском побережье существовали от эпохи греческого владычества до турецкого».

По мнению проф. Ф.Ф. Зелинского, очевиден факт поселения евреев в Боспорском царстве в IV в. до н.э., при чем они составляли значительную часть жителей этой греческой колонии. Уже в митридатово время (114-63 гг. до н.э.) в Боспорском царстве жили женщины с характерными еврейскими именами. Вполне возможно, что многие евреи тогда носили греческие имена или еврейские имена, но переделанные на греческий лад.

На территории бывшего эллинского Боспорского царства, в состав которого, как уже упоминалось, входило Восточное Приазовье и низовья Дона (Танаис), археологи нашли надгробные мраморные плиты с древнееврейскими, реже с греко-ивритскими и ивритскими надписями, опубликованными в 1832-1860 гг., а также с изображениями менор (культовых семиствольных светильников), реже ханукий (восьмиствольных светильников), пальмовых ветвей, трубного бараньего рога - несомненных символов иудаизма. В Керчи был найден гемма-амулет III в. н. э., на котором в овале вырезано фантастическое змееногое существо в панцире с головой петуха (символ долголетия и бессмертия) и с щитом, на котором вырезаны буквы, скрывающие имя иудейского Бога (так называемый тетраграммонон).

Все такие находки свидетельствуют, что в Фанагории (теперь стани- ца Сенная) в 16-57 гг. н. э., в Горгиппии (ныне г. Анапа) в 42 г. н. э. и в Пантикапее (теперь г. Керчь) в 81 г. н. э., а также в центре Крыма - в Херсонесе и в Вилино (Бахчисарай) имелись еврейские общины с синагогами. Перевод упоминавшихся выше надписей на русский язык опубликовал известный еврейский востоковед и историк А.Я. Гаркави. По его мнению, использование боспорскими евреями греческих обычаев, зафиксированное в надписях на плитах (свидетельства об освобождении рабов в синагоге), неоспоримо свидетельствует о сотнях лет совместной жизни евреев и греков в Боспорском царстве. Впрочем, вероятно, точнее говорить о начале совместного проживания евреев и греков еще в Малой Азии, откуда они попали на Боспор.

При раскопках в Танаисе в низовьях Дона уже в XIX в. были найдены надгробные плиты с именами еврейского происхождения. На это обратил внимание в конце XIX в. историк и протестантский богослов Э. Шюрер. Выдающийся археолог, историк и руководитель Нижне-Донской археологической экспедиции проф. Д.Б. Шелов, много лет изучавший Танаис и заслуженно считавшийся самым большим знатоком его истории, в 1972 г. рассмотрел некоторые вопросы этнической истории Нижнего Подонья в III в. н. э. по сохранившимся надписям Танаиса.

Он установил имена 603 танаитов, из которых 7 имели семитское происхождение (около 1%). Д.Б. Шелов сделал вывод, что хотя невозможно определить этническую принадлежность человека только по его имени, «но общий состав имен в обществе в целом все же дает представление об этнических компонентах этого общества и даже в какой-то степени об их удельном весе…». С учетом оговорки о составе имен евреев, живших среди преобладающего греко-варварского населения, сделанной в 1988 г. И.А. Левинской и С.Р. Тохтасьевым, можно полагать, что евреев в Танаисе было больше, чем это вытекает только из количества имен явно семитского происхождения. Но в целом численность евреев здесь не превышала первых процентов.

В дальнейшем Д.Б. Шелов сообщил об обнаруженных им еврейских именах (Иуда и Самбатион или Самбион), нанесенных красной краской на плечиках красноглиняных амфор из раскопов в юго-западной части Танаиса (хранилища вина и оливкового масла или оливок). Это были владельцы сосудов или торговцев, привозивших в них свои товары. Он считал, что эти имена более достоверно свидетельствуют об иудейских этнических элементах в ранние века нашей эры на Боспоре, чем те, о которых говорил Э. Шюрер. Последние скорее указывают на иудейское влияние, т.к. эти имена не- редко встречались в греко-варварском ономастиконе. Показательно также, что во всех случаях, как показал Д.Б. Шелов, отцы танаисцев с такими именами носили обычные в Танаисе иранские или греческие имена, например, Элпидор, Горгай, Сакдей, Сирон и т.п.

Религиозные верования и культ «Бога высочайшего» у танаитов были причудливой смесью местных языческих и античных, особенно эллинских представлений. Э. Шюрер полагал, что имелось и иудейское влияние. Как отмечала еще в 1949 г. Т.И. Книпович, «танаидские синоды, по мнению Шюрера, - продукт иудейской пропаганды в отдаленной области античного мира, где античные элементы все же слишком сильны, чтобы привиться чисто иудейским представлениям: религия членов этих объединений - не язычество, не иудейство, а нейтрализация их обоих».

Сама Т.И. Книпович, задавая вопрос о том, мог ли местный культ быть «продуктом еврейской пропаганды», отвечает на него так: «невозможного здесь нет… но трудно предположить, чтобы это влияние было действительно значительным; никаких данных, говорящих о значительном проценте иудеев среди населения Танаиса у нас нет. При таких условиях могли быть скорее усвоены внешние формы религии чужой, но во многом аналогичные той, которая существовала здесь ранее, чем была действительно принята новая религия».

Д.Б. Шелов, соглашаясь с выводами Т.И. Книпович, отметил, что «культ Бога Высочайшего, несомненно, был синкретическим, вобравшим в себя элементы греческих и негреческих религиозных представлений о Зевсе, Сабазии, иудейском и, может быть, даже христианском боге» (последнее предположение вызывает сомнение - Е. М.). Далее он указал, что «воздействие иудейского монотеизма на формирование культа Бога высочайшего несомненно, оно отразилось и в терминологии, употребляемой на Боспоре по отношению к некоторым религиозным и культовым понятиям и реалиям, но оно не было столь непосредственным и прямым, как это иногда думают. Нет никаких оснований предполагать особенно значительное проникновение евреев на Боспор, в частности в район Танаиса».

Польский исследователь Б.Н. Надель (1966), анализируя надписи из Танаиса в III в. н. э. с упоминаниями «всевышнего» бога, пришел к выводу, что это свидетельствует о сильном влиянии еврейских общин, существовавших уже тогда, но не христианских общин, которых на Боспоре не было до IV в. н.э.

Культ Бога высочайшего (по М.О. Тачевой-Хитовой, 1978 г., является синонимом еврейского слова «всевышнего», которое употреблялось не только иудеями) был наиболее распространен в Танаисе и Горгиппии, очень мало - в Пантикапее. По И.А. Левинской и Д.И. Даньшину, этот культ был связан, скорее всего, с полупрозелитами из нееврейского населения, либо с эллинизированными иудеями или с прозелитами из вольноотпущенников, которые жили рядом с еврейскими общинами. Не сомневаясь в правильности выводов Т.И. Книпович и Д.Б. Шелова о незначительном количестве евреев, живших в Танаисе и других городах Боспорского царства, невозможно не отметить, что духовное влияние тех или иных идей и религиозных представлений определяется все же привлекательностью самих идей для общества, а не количеством их носителей (например, распространение христианства).

В жизни Боспорского царства большую роль играла торговля. Как отмечали Д.Б. Шелов, И.Б. Брашинский, М.Г. Мошкова и др., здесь в импорте преобладали римские (италийские, галло-римские, рейнские) изделия, имелись также восточно-средиземноморские (сирийские, египетские, кипрские) предметы. Проанализировав сирийско-палестинский импорт, (преимущественно посуду) первых веков н. э. в Херсонес, С.Б. Сорочан определил его объем в пределах 0,5-1,8%.

Большинство исследователей считало, что основной торговый путь на восток проходил через Танаис, по Дону, через Волго-Донскую переволоку в Поволжье и, вероятно, Приуралье. При этом Д.Б. Шелов отмечал, что невозможно различить изделия, поступившие из Танаиса или Прикубанья (Фанагория, Горгиппия и др).

Если в Боспорском царстве, включая Танаис и Горгиппию, существовало денежное обращение, то у сарматов Подонья и Поволжья его не было, несмотря на достаточно многочисленные находки монет здесь и в Приуралье. Среди них, помимо преобладающих боспорских монет, существенную роль играли римские, греческие, реже персидские, египетские, парфянские и другие, отражающие сложившиеся торговые взаимоотношения.

Поэтому представляют большой интерес единичные плохо документированные находки древнееврейских монет в Подонье и Поволжье, в окрестностях станицы Елизаветинской и в Саратовском Заволжье. Они свидетельствуют о существовании каких-то прямых связей этих регионов с Иудеей, в которой использовались, помимо персидских и финикийских статеров, собственные шекели. Их чеканили во время восстаний против Римской империи в 135-132 гг. до н. э. и в 66-69 гг. н. э. Кроме указанных случаев, в Северном Причерноморье, включая Приазовье и Подонье, в Поволжье и на Северном Кавказе, насколько удалось установить, находки древнееврейских монет неизвестны, поэтому изложенное мнение достаточно проблематично.

После исчезновения Боспорского царства и Танаиса в середине III-IV вв. н.э. территорию Нижнего Подонья покинули и евреи.

© 2009 holocaust.su | При использование материалов необходимо указывать ссылку на сайт | Политика обработки персональных данных

  • Facebook App Icon
  • YouTube App Icon