Евгений Долматовский

Поэт, военкор, литературный критик, переводчик

Долматовский.jpg

Евгений Долматовский - поэт, автор текстов одних из самых популярных советских песен. Детство его прошло в Ростове.

В марте 1938 года его отца - Арона Моисеевича Долматовского - арестовали за "участие в контрреволюционной организации". Он был знаменитым адвокатом с дореволюционных времён, сыном купца первой гильдии.

После ареста Евгений хлопотал за отца. Дошёл до самого Вышинского, вхожего в своё время в их дом. Но отец был расстрелян. Евгений Долматовский продолжил, однако, свою творческую деятельность и вскоре стал известным поэтом.

В августе 1941 года во время отступления Красной армии попал в окружение, Уманский котёл. Был ранен, контужен, попал в плен в районе урочища Зелёная Брама. Коммунист, да ещё еврей… Московские друзья, узнав о плене, были уверены, что поэт погиб. Даже провели вечер его памяти. А ему - со второй попытки - удалось бежать из плена, перейти линию фронта.

Установлено имя одного из погибших в Змиёвской Балке родственников Долматовского доктора Евсея Ингала.

За свою деятельность Евгений Долматовский был удостоен пяти орденов и ряда других правительственных наград. Лауреат Сталинской премии 3 степени.

Долматовский занимался также литературной критикой (книги «Из жизни поэзии», «Молодым поэтам»), переводами, редакторской и составительской работой.

Евгений Долматовский умер в Москве 10 сентября 1994 года. Похоронен на Донском кладбище Москвы.

Данное стихотворение было исключено из сборников, собрания сочинений поэта.

«РОСТОВ-НА-ДОНУ»

Я рыжего немца
На слове поймал;
Он в нашем Ростове
Два раза бывал.

Ходил по Садовой,
Прошёл Темерник.
Я всё это понял,
Он сразу поник.

Заёрзал на стуле,
Отводит глаза,
А в небе саксонском
Грохочет гроза,

И город старинный,
У горной реки,
Дождем омывает
Свои позвонки.

Сидим на террасе -
Как прежде - враги.
Он хочет почистить
Мои сапоги,

Он ласково гладит
Собаку мою,
Он пиво подносит,
Я пиво не пью.

Он ноет, что прожил
Два года в плену,
А я вспоминаю
Ростов-на-Дону.

В Ростове, в Ростове
Жила у меня
На Малой Садовой
Большая родня.

Худые племянники
Быстро росли,
Весёлые тётки
Печенье пекли.

Старухи вязали
И нитка была,
Как волосы их
И мягка и бела.

Мне в жизнь пробиваться
Пришлось одному,
Я родственных чувств
Не питал ни к кому,

Но рыжий саксонец
Вошёл к ним в огне,
Он чувство родства
Растревожил во мне.

Ростовское лето
Пылает в пыли.
За город, к оврагам
Толпу повели.

Перины по ветру -
Последний уют.
Разбитые скрипочки
Дети несут.

Старухи, как будто
Боясь опоздать,
В салопах и шубах
Бегут умирать.

Продавлен затылок...
Раскроен висок...
В овраге два дня
Шевелится песок...

И кровь проступает
Багровым пятном,
Как вечная ненависть
В сердце моём.

Опубликовано в журнале «Огонек», № 7, стр. 24, 1946 г.